?

Log in

геката.

Июль 2013

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Метки

Трансляция

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com

Предыдущие 10

26 июл, 2013

ми

Презентация сборника "Пиастры"!!!

У "Жуков" ( на новом месте) презентация нового сборника прозы с моим участием.
Кто соскучился - велкам, Будут выступать хорошие авторы, а также празднование дня ангела редактора сборника Юли Андреевой.


Оригинал взят у juliane777 в Презентация сборника "Пиастры"!!!
Пиастры передник

Друзья! 29 июля в День Святой Юлии, я приглашаю Вас на презентацию нового сборника серии "Петраэдр" "Пиастры" и заодно свой День Ангела.
Плюшки с чаем гарантирую. :)
Просьба авторам сборника, планирующим посетить нас и выступить, оповестить об этом заранее.

Место встречи:
Магазин "Старая книга", Гороховая ул. д. 39

Начало:
29 июля в 19:00

Авторский состав сборника "Пиастры"

Святослав Логинов "ДЕНЕЖНАЯ ИСТОРИЯ"
Г. Л. Олди "ПЯТЬ МИНУТ ВЗАЙМЫ"
Юлия Андреева "Константиновский рубль"
Дэн Шорин "Эль Дорадо", "Десять долларов по курсу центробанка"
Алан Кубатиев "НАШИ МЁРТВЫЕ"
Александр Мецгер "Сокровища проклятого монаха"
Яна Дубинянская "МОЙ ПАПА — ИДЕАЛЬНЫЙ СЕМЬЯНИН"
Сосенский Александр. / А.Сосна/ "Во сне и наяву"
Евгений Константинов "Серебряный кузнец"
Андрей Жмакин «Лунный свет»
Юлиана Лебединская "Идиотка"
Андрей Балабуха "Безобольник", "ОТЗОВИСЬ", "Кто кого и что родил? ИЛИ По нумизматической дорожке"
Кирилл Берендеев "ПОСЛЕДНИЙ В ОЧЕРЕДИ"
Андрей Дашков "ПРЕЖДЕ ЧЕМ ДЬЯВОЛ УЗНАЕТ, или ДЛЯ ЧЕГО НУЖНЫ СТАРЫЕ ДРУЗЬЯ"
Владимир Зуев "Царский рубль"
О’Санчес (миниатюры, афоризмы)
Юлия Черняховская, Олег Кулаков "Все деньги — мои"
Валерий Цуркан "Карты, деньги и «Два капитана»"
Николай Якимчук "Слепец в казино", "Разгрузочный день олигарха", "Где сидит Ходорковский?!",
"Детство будущих олигархов", "Душа олигарха", "Из жизни олигархов", "Нобелевский отказник"
Екатерина Асмус "Паркетный лак"
Вадим Акбашев "Времена меняются"
Игорь Голубенцев "КРОВНОЕ"
Виталий Тищенко "ОТТЕНКИ УЛЬТРАФИОЛЕТА"
Васильев Ярослав "Гаммельнский крысолов"
Ярослав Веров "Деньги"
Александр Семыкин "Хаф"
Оксана Романова "Пять квадратных метров"
Александр Смир афоризмы, "Мост спасения"
Спирина Елена "Десятка и жизнь"
Татьяна Баннова "С ДНЕМ РОЖДЕНЬЯ, МАША!!!"
Сергей Удалин "Работа по специальности"
Любовь Захарова "ИГРЫ ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ"
Лариса Коваль-Сухорукова "Миллионеры"
Дмитрий Володихин "РОЖДЕСТВЕНСКАЯ СКАЗКА"
Владимир Ключников "Зарисовка о бесконечном человеке"
Ульяна Глебова "Осложнения после гриппа"
Александр Карнишин "Время - деньги"
Андрей Буровский "Золотой аурей"

17 июн, 2013

ми

Обломовщина – как средство реконструкции жизни. Ко дню рождения Гончарова Ивана Александровича

   Так давайте же выясним, что такое истинная «обломовщина»! Откуда вообще она берется и почему.  Вот, откуда, например, взялся у исправного и успешного чиновника Ивана Александровича Гончарова культ «обломовщины»? Обратимся за ответом к биографии самого Александра Ивановича, а заодно и напомним читателю вехи жизни этого замечательного писателя.

   Родился наш герой в победоносном 1812 году в тихом и провинциальном Симбирске. Уютный городок, стоящий на высоком берегу величественной Волги, являл собой  пример традиционного размеренного и покойного житья в поселениях российской глубинки. Сверкающие купола тридцати двух церквей, маленькие одно- и двухэтажные домики, куры, гуси, свиньи, гуляющие свободно по улицам, знакомые и соседи с которыми раскланиваются непременно при каждой встрече, незатейливый уклад быта и отсутствие каких- либо секретов - вот характерные приметы такого поселения. С какой любовью впоследствии опишет Гончаров  в своих произведениях эту тихую провинцию с пьяняще чистым воздухом, пышной зеленью и ленивым течением многоводной реки.  Матушка маленького Ванечки - Авдотья Матвеевна, была младше мужа  своего более чем на тридцать лет. Было у нее одно-единственное романтическое воспоминание:  как-то раз в их края приезжал со свитою своей великий император Александр Первый «Благословенный», и ей, молодой красавице в жемчужно-сером платье модного в то время фасона «ампир», выпала честь протанцевать с державным кавалером вальс на балу дворянского собрания. То самое,  жемчужно-серое платье Авдотья Матвеевна не надевала никогда более, но охотно показывала его детям, сопровождая демонстрацию рассказом о великой удаче ее юности. После самого значимого события в своей жизни, Авдотья, девятнадцати лет отроду была выдана замуж, а в тридцать лет уже овдовела. Отец Ивана, бывший успешным купцом, скончался, когда сыну не исполнилось и пяти лет, оставив на попечении молодой вдовы четырех малолетних отпрысков - двух мальчиков и двух девочек. Любовь и уважение к отцу, практически не запомнившемуся малышу Ванечке, протянулась, однако, красной нитью через всю его жизнь и приняла весьма причудливые формы. Взрослый и именитый Иван Александрович Гончаров, ни при каких обстоятельствах не желал принимать жалованного ему за честную службу дворянства, а напротив, всегда подчеркивал свое купеческое происхождение и указывал это во всех официальных документах.

     После смерти отца неоценимую  помощь в воспитании малолетних сирот оказал крестный детей «дядя-баловник» - Николай Николаевич Трегубов - в прошлом очень родовитый дворянин, но растерявший практически все свои регалии.  В роду его числились и Рюриковичи, и потомки Чингисхана,  но будучи столь знатными боярами, предки Трегубова не хранили никаких бумаг, подтверждающих родство, справедливо полагая, что их, таких именитых  и так все знают. Так, да не так, и впоследствии императрица Екатерина Вторая воспользовалась боярской спесью и недостаточным уважением к делопроизводству, издав указ о необходимости всякому дворянину подтвердить его коренное благородное происхождение. У множества исконно русских боярских семей «тугаментов» не оказалось. А на нет – и суда нет! И лишились бояре мест около трона императорского, кои позанимала пришлая немчура, от чего императрице-чужестранке было спокойнее. Таким образом, именитый, но окончательно разоренный дворянин Трегубов, крестный детей четы Гончаровых поселился во флигеле их семейной усадьбы в самом центре Симбирска и занялся воспитанием осиротевших малышей. Дядя, столичный человек,  прививал детям манеры и изысканность в воспитании, а  также и интерес к чтению, поскольку имел обширную библиотеку, включающую книги на различных языках. Николай Трегубов, бывший морской офицер, увлеченно рассказывал своим подопечным о собственных невероятных приключениях, и,  проводивший много времени в обществе любимого дяди маленький Иван Гончаров, загорелся желанием быть писателем или мореходом.

    Мечта о кругосветном путешествии появилась у Ванюши еще в малом детстве. Сидя на берегу Волги под впечатлением рассказов дяди, Иван думал: «Хорошо бы спрыгнуть в воду, описать кругом мира кольцо и вернуться на то же место доказав, себе и всем, что земля круглая!» Однако далее мечтаний дело не заходило: как-то все время оказывалось, что вот уж и обедать пора, да и матушку злить не хотелось. Мать, Авдотья Матвеевна, была беспримерно  строга со своими отпрысками, и нередко проводили они вечера, стоя бедными коленками на горохе. Трегубов же, напротив, был добр и часто спасал малышей от материнской расправы, за что и получил прозвание «дядя-баловник».  Но, тем не менее, в совокупности процент любви в доме Гончаровых был столь велик, что дети буквально нежились в ней. К этому факту впоследствии будет обращаться Иван Александрович во всех своих произведениях. Он выводит в своих романах и матушку Авдотью Матвеевну, и дядю Николая Николаевича, порой подсмеиваясь над ними, но непременно с огромной теплотой.

    Отправленный в московское коммерческое училище изнеженный любовью мальчик Ваня очень переживает  расставание с любимым домом, друзьями, родными, верными слугами, кроме того, не имея ни малейшего таланта к коммерции, он должен постигать науки точные, дабы не посрамить память отца своего - купца успешного и зажиточного. Пока Гончаров пытался овладеть необходимыми знаниями, случилось «безвременье» - умер Император Александр Первый, а законный наследник – цесаревич Константин отказался от престола в пользу младшего брата Николая. Тот, в свою очередь не захотел принять державный  подарок, и братья продолжали футболить корону, пока не произошло восстание декабристов - сторонников конституционной демократической монархии. Крестный Ивана Гончарова – Николай  Трегубов принадлежавший к франкмасонам, был страшно напуган преследованием вольнодумцев и завещал племяннику «никогда не выражать своих истинных мыслей вслух». Этому завету Гончаров последует всю свою жизнь, предпочтя мечты убеждениям.  Вероятно, именно в этот момент и обрисовался скрытый, спящий доселе образ истиной «обломовщины» в душе будущего писателя, который он впоследствии будет проповедовать в своей трилогии,  как единственный и приемлемый принцип жизни в государстве Российском.  «В неподвижности отдыхает душа и обогащается ум» - вот, какой вывод сделает для себя Гончаров на вечные времена.

   Молодого Иванушку внезапно охватило яростное увлечение художественной литературой. Пушкин становится главным его кумиром, в чести также Державин, Ломоносов, Карамзин... Страсть к литературе захлестывает  Ивана Гончарова настолько, что  он, заручившись поддержкой «крестного-баловника», при помощи хитрых манипуляций и  уговоров, убеждает строгую мать свою забрать его до срока из училища коммерческого и перевести в московский университет, в котором и приступает с великим рвением к учебе на филологическом факультете. Гуляют среди студентов вольнодумные настроения, многие одержимы идеей гражданственности, реформаторскими проектами, открыто осуждают власть правящую. Но только не Гончаров! На года огненной нитью запал ему дядин наказ: никогда и ни при каких обстоятельствах не вольнодумствовать, дабы не поставить под угрозу ни жизнь свою, ни покой душевный, ни карьеру. А посему, не обращая внимания на соучеников, среди которых,  кстати, был и молодой Михаил Лермонтов,  (он особенно не приглянулся Гончарову), Иван продолжает прилежно учиться, писать весьма романтические стихи и нежить в душе  идеалы, столь близкие и дорогие его пылкой юной душе. Гончаров буквально боготворил Пушкина и имел огромное счастье при жизни кумира встретиться с ним – как-то раз, Александр Сергеевич посетил университет по приглашению профессора филологии.

   Но вот и окончена учеба. Новоявленный писатель является со всем своим  московским блеском на родину, в провинциальный Симбирск, где встречают его словно знаменитого путешественника после кругосветного плавания. Все желания его предусмотрены еще до его появления на родном пороге, а восхищение и благоговение близких ласкает самолюбие и придает особой уверенности в своих силах. В доме, где лет десять не чинены фасады, любовно создается «кабинет великого писателя», специально для Иванушкиных трудов. Но что же мешает молодому литератору мгновенно погрузиться в создание  литературного опуса? Мешает привычная медлительность, любовь к сладкой праздности, желание «отложить на потом» серьезное занятие, потому как «еще успеется», «еще все впереди». А пока хочется посещать балы, пусть и провинциальные, вкушать успеха у местных, пусть и непритязательных барышень... Кроме того, присмотревшись внимательно к жизни окружающих, послушав советов старших, Иван понимает, что для доли благополучной одной литературы недостаточно, и, стало быть, нужно найти себе, прежде всего, место доходное в государственной службе. Тому есть еще одна веская причина: мать, Авдотья Матвеевна, объявляет детям, что все капиталы, накопленные семьей, пойдут на приданое двум дочерям, тогда как двое сыновей, получившие изрядное образование, по ее разумению, смогут сами добыть себе и должности, и достойное содержание. Иван матери не перечит, считая решение ее правильным, и немедленно устраивается на службу «фиктивным секретарем», как он сам выражается, то есть лицом безо всякой ответственности. Однако далее служебная карьера его продвигается изрядно, он отбывает с начальником своим в столицу, в Петербург, а там горизонты открываются немалые для желающих служить отечеству усердно. Тут же, в холодном городе на Неве начинается и литературная карьера Ивана. Он попадает в салон искусств семьи Майковых, знакомится там с поэтами, писателями и, набравшись окаянства, посылает на суд известных в то время лиц свой первый роман «Обыкновенная история».  В писательских кулуарах роман производит некое смятение – новый конкурент явился – как снег на голову! Даже начинаются интриги против ничего еще  не ведающего молодого писателя, но тут судьба выдвигает на сцену сильнейшую фигуру – Белинского, «Неистового Виссариона», который внезапно проникается интересом к произведению молодого Гончарова! Повесть печатают в «Современнике», ее читают, обсуждают, казалось бы – поприще литератора у Гончарова в кармане! Но, однако, рутинные чиновничьи дела мешают Гончарову сосредоточиться исключительно на писательском труде. Так он сам говорит друзьям и родным, которые не могут нарадоваться успехам столичного героя,  но после признает – сладкая и нежная лень, вот истинная помеха литературным подвигам. Куда как лучше полежать на диване! Тем более что перо, да чернила – куда они убегут, куда денутся? И завтра будут стоять на столе, и послезавтра… А высохнут, так что ж! Всегда можно повелеть принести новые. Зимой в России студено, снег по самые окна поднимается и лежит до самой Пасхи. А в комнате натоплено, уютно-уютно, свечечка горит ярко, на любимом бархатном диване – плед… Так вот, завернешься в него, согреешься, в руках у тебя томик благословенного поэта, великого Пушкина, Александра Сергеевича, чьи стихи как хмель одурманивают, а вьюга воет, воет за окном…

Ба, да вы себя узнали?

    Вы думаете, откуда это я знаю, чем вы вчера под вечер занимались? Так я и не про вас вовсе, а про Гончарова, Ивана Александровича – певца российской праздной лени и душевного романтизма. Сам он не раз признавался, что мучает она его безмерно и усложняет любую ситуацию. Вот, к примеру, упоминали мы в описании детства Ивана Александровича о мечтах его в кругосветное путешествие податься. И – раз! Как по мановению волшебной палочки, Гончарова в 1852 году приглашают в дипломатическую   миссию, секретарем на фрегат «Паллада», коему отведено почетное дело – пройти по берегам Атлантического, Индийского, Тихого океанов к берегам Японии. Казалось бы, о чем еще мечтать? Но Гончаров тут же начинает мучиться страхами: как же он в поездке обойдется без любимого дивана? Несколько раз порывался он бросить миссию и вернуться в родной Симбирск, отдохнуть телом и душой под воркование заботливых старых слуг, но все же оставался на судне – писал путевые заметки. Итогом явился бесценный труд – двухтомник под названием «Фрегат Паллада». Счастье, что талант Гончарова взял верх над природной его ленью и опасениями!  Тем более что не будь этого путешествия, не скоро читатели увидали бы новое произведение именитого литератора – роман «Обломов» писал он десять лет и закончил лишь в 1957 году, а «Обрыв» и вовсе -  двадцать лет и только  в 1869 году трилогия была завершена.

Не было бы счастья, да несчастье помогло.

    Тут хочется привлечь внимание читателя к одной интересной детали биографии Ивана Александровича.  Возможно, что и «Обломов»  писался бы не десяток лет, а много дольше, но случилась некая трагическая ошибка, принесшая благо. На склоне лет, большой любитель поухаживать за дамами, но редко заходивший за грань приличий Иван Александрович, воспылал безудержной страстью к девице Елизавете Толстой. Нужно сказать, что избранница была весьма хороша собой, да к тому же и умна и изрядно образована! Хотя как раз последнее не было для Гончарова главенствующим женским качеством: «в ум не поцелуешь» -  говаривал он, посмеиваясь. Однако девица Толстая – чудо как привлекательна… Казалось бы – чего еще желать!? Пора свою жизнь устраивать, наконец. И вспоминая бессмертного Гоголя, мы можем вопросить: «А не собирается ли барин жениться?» Сомненья мучат нашего барина – а ну как любимый диван придется меньше посещать? С другой стороны – очаровательная молодая жена… Да и наследников пора бы…Гончаров уж было решился как в омут броситься в семейную жизнь, но потерпел полный крах – избранница призналась, что любит галантного кавалера Мусина-Пушкина. Бедный Иван Александрович от горя буквально заболел и укрылся на целебном курорте Мариенбад. Там, доведенный обидой до крайности, он всего за три недели заканчивает вторую часть знаменитой трилогии – роман «Обломов». Вот как оно иной раз-то оборачивается! Как знать, случись быть счастливой веселой свадьбе, так и роман был бы заброшен на полку!

   Впрочем, для полноты картины, необходимо сообщить читателю, что несчастная  Елизавета Толстая была буквально обобрана своим муженьком-мотом Мусиным-Пушкиным, после чего тот сгинул в лечебнице для душевнобольных, что, как оказалось, было обычным концом для уроженцев этого семейства. Елизавета же была вынуждена устроиться работать, дабы добыть себе пропитание.

Переход к эпистолярному жанру.

   В конце жизни примерный чиновник, именитый писатель, блестящий знаток литературы, редактор нескольких журналов, дамский любимец - Гончаров Иван Александрович не пишет вовсе ничего серьезного, зато увлекается эпистолярным жанром,  регулярно общаясь с любимыми людьми посредством писем объемных, подробных, развернутых, являющих собою истинные произведения искусства. Он рассуждает в них о жизни, о будущем, прошлом и настоящем, пытается поделиться своими опасениями с друзьями. Казалось, он познал истину, всю, целиком, но не хочет открывать главного, дабы не причинить близким людям разочарования. А истина-то она вот в чем: живи секундой удовольствия, покоя, благостности, не гонись за химерами золотыми да огненными! Все равно обманут. Рано или поздно предадут. Не предаст и не обманет лишь старый твой бархатный  диван, плед, да томик любимого писателя.

   И я вот пишу-пишу письмо Гончарову, да пора бы уж его и закончить!

   Спасибо вам, Иван Александрович за это счастье – уютно устроиться на диване с вашим романом в руках!

Метки:

24 май, 2013

ми

Памяти Мастера

Оригинал взят у akbash41 в Памяти Мастера


Правила жизни Петра Тодоровского

Ум и талант не всегда совмещаются в человеке. Есть хорошая пословица: «Чем глупее фермер, тем крупней картофель». Это часто бывает в искусстве.

Испытание сытостью иногда труднее испытания бедностью.

Мои актрисы часто получали призы. Яковлева, Чурикова, Гурченко. Меня называют дамским мастером. Но это неправда.

Писать очень хорошо с шести-семи утра. Встаешь, душ, завтрак и за стол. Компьютер я не признаю, у меня старая машинка, «Эрика». Люблю, как она стучит в тишине.

Чем драматичней съемки, тем лучше выходит фильм.

Я знаю, что значит голод. В 1932-м я выбирал из веника пупырышки, толок их с гнилой свеклой. Называлось это «матарженики».

Меня номинировали на «Оскар», но к этой поездке я отнесся спокойно. Наши были в Афганистане. Аэрофлот выгнали из Америки. Так что я понимал... . И еще была проблема со смокингом. У меня никакого смокинга не было. На «Мосфильме» нашли какой-то из сукна толщиной в два пальца, подогнали. Жара 28 градусов. Все в легких смокингах. А я сижу в этой шинели. С бабочкой. Мне не до Оскара. Я оттуда выскочил как ошпаренный.
Читать дальше...Свернуть )

А ДАВАЙТЕ ПЕРЕТАЩИМ ЭРМИТАЖ!

А чего, мелочиться-то?? Такого в Москве нет. Затем, можно еще погрузить на телегу и вывезти Екатерининский дворец, зря что ли янтарную комнату восстанавливали? Любой питерский дурак будет ходить, а членам ГосД ехать далеко. А они люди занятые. Поймите, если у тебя тикает миллион денег в час, то время твое становится драгоценным! И когда ездить? А так - зашел - посмотрел. Или - еще лучше: при переезде обычно бывает - всякая там "усушка-утруска". Ну, и кое-что по особнячкам расползется, не без того... Тем более удобно, сиди вечерком, любуйся. И детишки опять же с малолетства приобщаются.

А может кое-кто из них в детстве в Эрмитаж не ходил! А теперь думает: нужно бы поглядеть, хоть глазком одним. Ну и что, ехать что ли?? Пусть -ка привезут. Заодно, кстати можно еще и Юсуповский дворец прихватить и Строгановский - они тоже ничего себе. Инженерный замок - не так давно в порядок привели - давай, грузи до кучи. Михайловский... Кстати, вот еще - забыли!!! Давай, подгребай лапкой-то пупырчатой.

Ну, а вторую сцену Мариинки пусть питерцы себе оставят, так уж и быть. Новая, чай, с люстрой из кристалликов Сваровски! Цены не малой. БКЗ пусть тоже остается, а то негде будет нашим Стасику и Филе петь.

А местным властишкам, чтоб сделали вид, что ничего про энтот Ермитаж не ведают - носить памятник умершему еще в веке девятнадцатом царю-батюшке по городу туда-сюда. И ничего, что тяжеленький. Пущай таскают.

"Отвертку" на площади Восстания двинут - "Комод" на прежнее месчтечко водрузят. Так памятник -то народец темный прозвал, как его только увидел: "Комод, на комоде бегемот, на бегемоте обормот!" Это они паршивцы про царя-батюшку. Про Александра Третьего.

Вот наивная чернь! Видели бы они наших-то, так к "обормоту" этому в ноги бы кинулись, да руки б целовали!

14 ноя, 2012

геката.

Театральные пьесы

Друзья, приглашаю всех, кого интересует театр почитать мои пьесы. Сейчас они находятся на сайте Литодрама  в разделе Конкурс : 

http://litmur.ru/index.php?option=com_content&view=category&id=42&Itemid=60

8 авг, 2012

геката.

ОБЛЕЧЕННЫЕ БОЖЬИМ ДОВЕРИЕМ. Блистательная семья художников ТРАУГОТ.

Долгожданная выставка живописи семьи Траугот откроется 29 августа в 16.00 в Мраморном дворце 
http://rusmuseum.ru/exhib/lenta/exhibition2012/sem_ya_traugot/

Кратко с историей этой уникальной семьи вы можете ознакомиться,  прочитав мое эссе

"ОБЛЕЧЕННЫЕ БОЖЬИМ ДОВЕРИЕМ"
Блистательная семья художников ТРАУГОТ

x_52bff3bfx_d162609a4-3


     Вообще-то фамилия Траугот переводится несколько иначе: «Доверяющие богу». Но, зная историю этой замечательной творческой семьи, в которой каждый, от мала до велика был, есть и навсегда остается человеком неповторимого, ни  с чем и ни с кем несравнимого ярчайшего дарования, невольно задумываешься о том, что сам  Бог доверил этим людям нести сквозь десятилетия неугасимый огонь прекрасного. Практически уже целый век мы с вами имеем счастливую возможность наслаждаться работами этих замечательных художников, оставивших свой след и в книжной графике, и в фарфоровых изделиях, и в живописи, и даже в советской рекламе, а также (да-да)  в игрушечном и упаковочном производстве! Многие вещи, даже не книги, а просто коробки, игрушки, окружавшие нас в советские времена, принадлежали изобретательному перу кого-либо из семьи Траугот.

     Самыми известными широкой публике, конечно, являются отец - Георгий Николаевич и оба его сына Александр и Валерий Георгиевичи, чьи имена и составляют знаменитую аббревиатуру Г.А.В. Траугот, ставшую уже петербургским книжным брендом. Но и жена Георгия Николаевича – Янова Вера Павловна и оба ее брата Константин и Николай Яновы тоже были художниками, правда, по ряду причин, куда менее известными. Воспитанник же Веры Павловны и Георгия Николаевича, потерявший родителей в войну, друг и сверстник их сына Александра  – Михаил Войцеховский – в советские времена был одним из самых успешных из первых рекламных художников. Но! Давайте все же по порядку, пока вы совсем не запутались.

     Георгий Николаевич Траугот, отец звездного семейства, родился 16 февраля 1903 года. Учился он с 1921г по 1926г во ВХУТЕМАСе (ныне - Академии Художеств). Курс был очень сильный, в рисовальных классах сидели вместе: Кустодиев-сын, Юрий Васнецов, Валентин Курдов, Василий Купцов. И преподавательский состав был блестящим: профессора - Беляев и Вахрамеев, Рылов, Матюшин. В этой творческой обстановке Георгий  познакомился с весьма одаренным и очень юным художником – Яновым Константином Павловичем. Вундеркинду было всего-то 14 лет, но ему прочили самое большое будущее среди учеников. Георгий и Константин подружились, и вскоре Костя познакомил однокашника с любимой своей сестрой Верочкой, которая впоследствии, в 1930-м году  станет его женой и матерью «звездных мальчиков» - художников Александра и Валерия Трауготов.

     Уже после окончания института Георгий Николаевич  стал  активным участником творческого объединения «Круг художников» (1926 - 1932), или как его еще называли Общество художников «Круг». Его члены ставили своей целью повышение профессионального мастерства на основе усвоения традиций мирового искусства и формального экспериментирования, стремились к отражению явлений современной действительности в формах станковой живописи и скульптуры, ОТВЕРГАЛИ СВЕДЕНИЕ КАРТИНЫ К АГИТСРЕДСТВУ. В состав «Круга» из известных имен входили А.Пахомов, А.Порет, А.Почтенный, А.Самохвалов, А.Ведерников, А.  Русаков, Г. Неменова, Т. Купервассер, Н.  Емельянов. С некоторыми из них семья Траугот общалась и сотрудничала впоследствии. В этом же объединении состояла и молодая художница Вера Павловна Янова, не имевшая фундаментального образования, но умеющая мастерски видеть и отобразить красоту и экспрессию момента.

     Вера Павловна Янова родилась 21 сентября 1907 года в г. Влоцлавске Варшавской губернии. Училась на архитектурных курсах в ЛИСИ. Став замужней  дамой, эта потрясающего обаяния, красоты и изысканности женщина, образовала у себя дома, а точнее - в мастерской - творческий салон. Разговоры об искусстве, проходившие в ее кругу и имеющие немалое значение для развития ленинградской  культуры, описаны в произведениях философа Я. С. Друскина, по замечанию которого, портретам, созданным Яновой, присущи «психологизм и эмоционализм, вообще западная современная философия и миросозерцание». Друскин пишет о Вере Павловне: « художник видит наготу человеческую, видит чувства». В довоенные годы Янова поддерживала дружеские отношения с графиком Владимиром Лебедевым, поэтом Даниилом Хармсом, а в послевоенное семья Траугот занимала немаловажное место  кругу творческой интеллигенции, сохранявшей связи с искусством 1920-х годов. В этом кругу находились, среди прочих, астрофизик Н. А. Козырев, поэт В. Д. Кошелев, художники Н. Суетин, Т. Глебова, А. Лепорская, В. Стерлигов, П. Басманов, П. Кондратьев, А. Щекатихина-Потоцкая, Р. О`Коннель- Михайловская, Г. Д. Епифанов.

    Красавица Вера Павловна зачастую выступала и как законодательница мод – изобретала струящиеся кимоно, не сшитые нитками вовсе, а державшиеся на одних булавках, носила мужские шляпы и брюки... Рождение детей ничуть не помешало ей вести светский образ жизни, напротив, мальчики, родившиеся с небольшим временным разрывом  (Александр – вскоре после свадьбы, в 1931 году и Валерий в 1936 году), гармонично вошли в салонную жизнь, украсив и разнообразив ее. Обоих своих сыновей Георгий Николаевич с малого детства приучал к рисованию и способности к этому виду творчества обнаружились у братьев очень быстро. Когда Георгия Николаевича спрашивали: «Как дети?»- он отвечал: «Работают». Его собственное трудолюбие поражало современников: он считал, что работать по 18 часов в сутки нормально для художника, «иначе он просто лентяй». И до сих пор у старшего сына, Александра Георгиевича Траугота осталась эта привычка – он даже телефонную трубку не берет до 22-х часов – работает!

     В войну семья была разлучена – Георгий Николаевич был отправлен на фронт военным художником;  младший сын Валерий был вывезен сначала в Ярославскую, затем в Тюменскую область, в эвакуацию, а несчастной Вере Павловне со старшим сыном Александром, которому на тот момент было всего десять лет, довелось хлебнуть горя в блокадном Ленинграде. Александр Траугот рисовал - всю блокаду. Его рисунки, совсем не детские, - бесценное свидетельство жизни осажденного города. Отец, Георгий Николаевич, как только появилась возможность, вместе с письмами стал присылать сыну бумагу для рисования в больших конвертах.

      После войны, счастливо выжившая семья воссоединилась, и младшие ее члены уже стали полноправными участниками художественных проектов – пройдя суровую военную школу, мальчики рано состоялись и как личности, и творчески.  Казалось, все ужасы и невзгоды позади, впереди только творчество и перед звездной семьей сейчас раскроются все двери … Но случилось непредвиденное: 1946-м вышло постановление ЦК ВКП (б) с унизительным разгромом творчества Ахматовой и Зощенко. Это был удар по всей творческой интеллигенции. Георгий Николаевич один из всех присутствующих на собрании ленинградского отделения Союза художников воздержался от голосования за резолюцию ЦК партии. Тогда ему припомнили разговоры о несостоятельности идей соцреализма в искусстве. Телефон замолчал, все боялись общения с опальными художниками, не бросили только самые близкие и верные друзья и родственники. В 1948 году Александра Траугота и Михаила Войцеховского (который уже был взят Трауготами на воспитание) исключили из Художественной школы  за «дурное влияние на учащихся», то есть за независимость взглядов. А все потому, что неразлучные сверстники имели смелость высказывать вслух свое мнение по любым вопросам, а по вечерам катались на велосипеде с одним колесом вокруг Александрийского столпа. Кстати, Александр Георгиевич Траугот в свои 80 лет и до сих пор легко проделывает этот цирковой трюк!

      Круг любящей и творческой семьи, несмотря ни  на что, держал на плаву, помогал пережить невзгоды. Александр и Михаил занялись скульптурой, и впоследствии, по настоянию влиятельных московских художников, познакомившихся с работами смутьянов, их восстановили в художественной школе  и выдали дипломы об окончании. Но в Академию художеств ни того ни другого так и не приняли - кто-то из преподавателей сказал: «Они мне весь курс перепортят».

    Первая большая совместная работа триумвирата Г.А.В. Траугот – большой  иллюстрированный альбом «686 забавных превращений» вышла в 1956 году. Всего художники участвовали в иллюстрировании более 200 книг: сказки Г. Х. Андерсена (переиздавались 17 раз, а общий их тираж превысил три миллиона),  «Сказки матушки Гусыни», «Волшебные сказки», «Синяя Борода» Шарля Перро, «Кубинские сказки», «Сказки Камбоджи», «Илиада» и «Одиссея» Гомера, «Наука любить» Овидия, «Золотой осел» Апулея, «Лунный свет», «Мастер и Маргарита» Булгакова, «Сказки Гауфа» и многие, многие другие потрясающей красоты книги для детей и взрослых.

     В конце концов, все перипетии с властью утряслись, работы было много – и скульптура, и живопись, и книжная графика, и мелкая пластика, кроме того  пришла настоящая известность. Казалось, судьба во всем пошла им навстречу. Но 28 сентября 1961 года Георгий Николаевич выехал из дома на велосипеде полюбоваться вечерним закатом и - не вернулся. Его сбил грузовик, нелепо и непоправимо. В память о своем отце, учителе и коллеге по цеху, братья Траугот все последующие иллюстрации посвящали ему, и продолжали подписывать работы аббревиатурой Г.А.В

     Так делает до сих пор единственный оставшийся в живых Александр Георгиевич Траугот. Младший брат его, Валерий Георгиевич Траугот, ушел из жизни 5 октября 2009 года – невосполнимая потеря для художественного мира, учитывая еще и тот факт, что Валерий Георгиевич более сорока лет возглавлял секцию графики Союза художников Санкт-Петербурга, плотно работал с «Детгтзом», состоял в попечительских советах  многих художественных ассоциаций нашей страны, помогал молодым художникам.

     На всероссийских конкурсах А. и В. Трауготы получили более 30 дипломов, 14 из них — первой степени. Выставки художников проходят: в России — ежегодно, а также в Германии, Италии, Чехии, Словакии, Польше, Японии, Франции. Работы братьев Трауготов находятся в музеях Москвы, Санкт-Петербурга, Твери, Архангельска, Петрозаводска, Вологды, Иркутска, Красноярска, Рязани, Калининграда, а также за рубежом: в музее Андерсена в Оденсе, в Японии, Германии, Чехии и др., во многих частных коллекциях в Европе, США, Израиле.

     Александр Георгиевич Траугот вместе с Михаилом Владимировичем Войцеховским в прошлом году справили восьмидесятилетние юбилеи. Работают они в сказочно-красивой мастерской на Петроградской стороне. Жена Александра Георгиевича – французская художница по тканям Элизабет, приезжает к нему по два-три раза в год. Периодически в Париж летает и сам Александр. Но оставаться там насовсем не хочет – так много еще незаконченного на любимом поприще – не обойтись художнику без Ленинградского Фарфорового Завода, где создает он волшебные сервизы, расписанные фигурами сказочных персонажей, и без издательства «Вита-Нова», забрасывающего Александра новыми идеями, требующими воплощения. Недавно, кстати, вышла у них совместная уникальная книга – стихи Василия Львовича Пушкина проиллюстрированные Александром Георгиевичем – более 70-и авторских работ!

     Не обойтись ему без любимого города, без родной с детства Петроградской стороны, без музыки дворцов и мостов…

     И нам не обойтись без вас, дорогой Александр Георгиевич! Какое счастье, что наследие вашей семьи живет в книгах, картинах, скульптуре, и еще многие поколения смогут восхищаться уникальностью ваших работ!

3 июл, 2012

геката.

Я в «Трех мушкетерах»

Кто вы в «Трех мушкетерах»?

29 июн, 2012

геката.

На Конюшенной улице в Павловске снесли дом Асмуса XVIII века — Новости Петербурга, строительные ново

"Пропал Калабуховский дом!" Теперь уже он пропал окончательно, хотя пост с таким названием о судьбе этого дома вы уже читали. Дом моего прадедушки и исторический памятник снесли((( Корреспонденты взяли у меня комментарий по телефону, и напечатали это в новостной ленте, весьма, впрочем коряво переиначив мой текст. Но по сути все остается верным. И печальным, несмотря на отсутствию надежд на реституцию в нашей стране....


На Конюшенной улице в Павловске снесли дом Асмуса XVIII века — Новости Петербурга, строительные новости — Карповка

23 май, 2012

геката.

Интеллигент

Оригинал взят у irina_zah в Интеллигент
Питерское отделение литературной газеты "Интеллигент" вновь заработало! Теперь оно существует в трех городах - Москва, Нью-Йорк и Питер.
В библиотеке на Австрийской площади состоялась презентация свежего номера газеты.


Затем выступили авторы:
Екатерина Асмус asmus_e

Ольга Виор

Юрий Пейсахович, Лора Кутузова, они читали свои стихи...
Любовь Егорова и Екатерина Асмус (на стихи Жени Глюк ) представили вновь выпущенные две детские книжки,
Есть таки в Росии качественная детская легко запоминающаяся поэзия, -, филосовская, я бы сказала.! С прекрасно дополняющими её картинками

Очень интересно захватывающе читала свои рассказики-зарисовки с натуры Анатолия Собчака Тамара Куррявцева,
Я готова была запищать от восторга!

Браво авторам! Невзирая на все трудности, политические коллизии, они берегут и приумножают нашу российскую культуру! И как приумножают!!!

Метки:

13 май, 2012

геката.

Нас хвалят зрители и читатели:)) приятно:))

Недавно мы с Женей Глюкк выпустили совместную детскую книжку. Мои картинки и ее стихи. Выглядит разворот вот так:))
 
А сегодня наткнулись на прекрасный отзыв Женином детском театре, ну и о книжке тоже:))

Оригинал взят у begemusja в "Чудо-богатырское путешествие с графом Суворовым" в музее Суворова. Театр-концерт ВАМПУКА

Вчера сводили дочку на концерт-экскурсию в музей Суворова, нам очень понравилось, спешу поделиться впечатлениями! ))  Читать дальше...Свернуть )

Предыдущие 10